?

Log in

No account? Create an account
Блог Юрия Богомолова

bogomol37
Date: 2013-07-02 10:49
Subject: Телеобзор для РГ, который почему-то РГ "не показался", как говаривал сын полка
Security: Public
Теленеделя со мной
Юрий БОГОМОЛОВ
Осиротели
Популярные программы ТВ стали повально со своими лидерами уходить в отпуск, а эфир начал усиленно заполняться повторами более или менее успешных шоу и сериалов. Что касается телезрителей, то они не все и не сразу разбежались по курортам и дачным участкам. Они-то и почувствовали себя сиротами.
***
Они почувствовали себя брошенными при живых демиургах и наставниках, коими для них давно стали политизированные тележурналисты со своими авторскими программами – Владимир Познер («Познер»), Владимир Соловьев («Поединок» и «Воскресный вечер»), Алексей Пушков («Постскриптум»), Петр Толстой и Александр Гордон («Политика»), Андрей Макаров («Свобода и справедливость»)...
Не вижу в сетке вещания двух амбициозных двух железных леди – Маргариты Симоньян и Тины Канделаки и железо-бетонных мужчин – Анатолия Вассермана и Егора Холмогорова.
У меня создалось такое впечатление, что не все из них ушли отдыхать по собственному желанию. Мне (и не только мне) показалось, что Владимир Владимирович Познер сделал это неожиданно для самого себя, поскольку в последней программе не предупредил своих телезрителей о продолжительной разлуке и не пожелал бы им приятных сновидений на каникулах, чего он до сих пор никогда не позволял себе.
Так или иначе, политологи уже в отпуске, а политики еще трудятся: рождают инициативы, разрабатывают законы, ищут ответы на вызовы, с которыми мы сталкиваемся и внутри страны и за ее пределами.
Ответы бывают спорными. Как например, предложенное правительством решение о реорганизации Академии наук. Не все уверены в его правильности. Сами академики и члены-корреспонденты сомневаются. Тут бы и подвергнуть идею «перекрестному допросу» на телевизионных ток-шоу. Или с пристрастием проинтервьюировать ее инициаторов и их оппонентов. Тут бы и «Поединок» был уместен. И железные леди пригодились бы...
...Не все еще ясно для общественности по части практики правоприменения закона имени Ирины Яровой, предусматривающего уголовное преследование лиц и организаций, критикующих действия антигитлеровской коалиции.
У меня вопрос: если бы закон этот уже вступил бы в силу, то смог бы телеканал «Россия» показать сериал «Штрафбат» (что он только что себе позволил) без риска быть оштрафованным на круглую сумму? Без риска для авторов оказаться за решеткой годиков на пять?..
Впрочем, уже сейчас фильм Николая Досталя подвергся серьезной вивесекции, по поводу которой автор написал открытое письмо главе телекомпании.
Это цветочки на грядке мастеров культуры. Сколько будет ягодок на поялне у неконъюктурных ученых, исследующих историю Второй мировой войны?
...Наконец, еще одно общезначимое событие, что придется на время летней расслабухи телевизионщиков – общероссийские выборы в регионах страны. В их числе будет особо важной предвыборная кампания в столице и в Подмосковье. И в этом случае будет остро ощущаться дефицит того, что можно назвать общественным фильтром, важнейшим инструментом которого собственно и должно быть ТВ.
Нет, конечно, основные кандидаты получат по пайке эфира и смогут представить свои программы избирателям. Только этого мало избирателям. Нужен хотя бы поверхностный экспертный анализ их планов. Нужны площадки для публичных дискуссий.
Теперь понятно, что их практически не будет. Будет расширено пространство для демагогии на почве ли экономики или социальной стратегии.
Примечательно, что законодатели, озаботившись муниципальными фильтрами не подумали об общественном фильтре. Хотя, может, оно и к лучшему, – подумал я, познакомившись с предложением воронежскогого законодателя не разрешать гражданам РФ жениться более трех раз.
***
Не без сожаления пришлось проститься с «Вечерним Ургантом». Эта безыдейная программа была каким-никаким комментарием к текущей хронике. Иван ушел со своей командой на заслуженный летний отдых – все-таки, держать ежедневный будничный эфир – работа не из тех, про которые можно сказать: «не бей лежачего». Он – оптимист. Причем не натужный, как многие из отечественных юмористов. И он к тому же пообещал вернуться.
Его гостем был тоже – оптимист Никита Михалков, которого в последнее почему-то не было видно на телеэкране. Хотя поводов для его явления народу было более, чем достаточно. На сей раз он появился, как сразу стало понятно, в связи с завершившимся ММКФ.
Сам фестиваль показался мне не ахти. Но обе церемонии – открытия и закрытия – того хуже. Как сказал Аверченко по другому поводу: «Скучно, нецензурно, шероховато».
И на церемониях, и в гостях у Урганта первое лицо российской кинематографии старался выглядеть непринужденным и остроумным. Он был без бабочки там и там. И разумеется, в шоу Урганта позволил вольностей много больше. Они разыграли шутливый скетч с целованиями и обниманиями настолько откровенный, что у некоторых инициаторов закона о гомосексуальной пропаганде могли бы возникнуть вопросы. А может и возникли.
Из других комических сюжетов стоит упомянуть беседу Ксении Собчак со Светланой Курицыной.
Ксения к Светлане со всем уважением и даже почтением. Как к человеку, заслуживающему чего-то еще, кроме насмешек и снисходительной жалости. Вот, мол, тебя ТВ выдернуло из провинции, причесало, накрасило, приодело, а дальше что? Не боишься ли ты, что оно поматросит и бросит...
Нет не боится.
Еще Ксения поинтересовалась: не слишком ли она, Света Курицына, растрачивает себя на гламурные программы? И не хотела бы она раскрыть человечеству глаза на серьезные социальные язвы?
Странный вопрос, – недоумевала Света. Она же только этим и занимается. Применительно к шоу-бизнесу.
***
Света Курицына занимается шоу-бизнесом. А шоу-бизнес теперь займется нами вплотную. Все телеканалы обещают летом показывать нам самое лучшее, что его мастера произвели за минувший сезон. Будет кое-что и новенькое. Оно уже есть – «Вышка», «Универсальный артист».
Нет. Не одной попсой этим летом будем живы мы. «Россия» повторяет «Раскол». А Первый продолжит показ почему-то (кто бы мне объяснил) актуального документального сериала «Дети Третьего рейха». Какое мы к нему имеем отношение?..
2 Comments | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-03-18 07:50
Subject: Паола Волкова
Security: Public
Паола
В пятницу, ближе к ночи, краем уха зацепил на «Культуре» сюжет, в котором шла речь о Паоле Волковой. Телеведущий нейтральным голосом что-то говорил о ее заслугах перед культурой: она вот этим занималась и другим занималась… Все так, - подумал я, но почему закадровый человек говорит о ней в прошедшем времени? Будто она умерла…
Не сразу до меня дошло, что она умерла.
Не до меня одного. Сеть довольно быстро запестрила изумленными восклицаниями ее друзей, знакомых, учеников, коллег: как? почему? неужели? О, господи!
***
Ушла из жизни Паола Дмитриевна Волкова – искусствовед, педагог, культуролог, историк изобразительного искусства, специалист по творчеству Андрея Тарковского, автор телевизионного цикла «Мост над бездной».
Эта новость, впрочем, не стала для наших главных телеканалов новостью, достойной того, чтобы о ней сообщить телезрителям в своих информационных выпусках. «Не по нашему ведомству», -- видимо, решили продюсеры новостных программ. И, в сущности, были правы, поскольку культура в принципе – не по их ведомству. Для них рейтинг -- мост над пропастью безвременья, а не Культура. А культовые и скандальные ньюсмейкеры – его несущие опоры. И уж когда дело касается судеб и драм не слишком публичных «мостостроителей», то и говорить не о чем…
***
Помню ее во ВГИКе. Она преподавала «изо». По возрасту она не сильно опережала нас – студентов. По стилю поведения, общения – тоже. За глаза мы ее именовали только по имени: Паола и Паола… Словно, она была нашей сверстницей. О ее отчестве мы вспоминали только на экзаменах и на зачетах. Но авторитет ее был высок и непререкаем. И не только из уважения к ее знаниям, к ее таланту вовлекать нас в предмет ею излагаемый. Она покоряла и веселой открытостью, и каким-то то ли врожденным, то ли благоприобретенным аристократическим чувством собственного достоинства.
А были мы в то время, как сейчас помню, довольно категоричными в оценках старшего поколения. Если не сказать, жестокими.
Аккуратно в то время прошел по экранам страны фильм «Живые и мертвые», и по ВГИКу тут же разлетелись списки педагогов. В левом столбике – «живые», в правом – «мертвые». Списки часто не совпадали. Какие-то фамилии кочевали из номинации в номинацию. Одно было неизменно: во всех списках «живыми» значились Владимир Бахмутский, Георгий Кнабе, Ольга Ильинская, Николай Третьяков и Паола Волкова. Все они были яркими звездами преподавательской когорты во ВГИКе. Их всех уже, увы, нет. Иных – давно. Других – недавно.
Вот и Паолы только что не стало. Она последняя ушла из той плеяды вгиковских мастеров, что возводили «мост» над идеологической мертвечиной соцреализма.
Оглядываясь, я завидую себе и своим сокурсникам, и всем, кому она читала лекции. Заглядывая вперед, сочувствую тем, кто уже не услышит их. Одно, хоть в какой-то степени, утешает. Остались ее книги. Остался телецикл – «Мост над бездной».
Говорил и готов повторить: такого глубокого и внятного исследования в области живописи на нашем ТВ еще не было. И, следуя за ее повествованием, невозможно не поддаться магии сосредоточенного размышления, столь редкого и столь необходимого для сохранения того, что Лотман называл "экологией человеческого общества».
Сейчас думаю: чем были для меня ее лекции? Тем, пожалуй, что она давала представление об изобразительном искусстве, как о некоем мегасюжете. Целостном и логичном.
В субботу «Культура», переверстав сетку вещания, нашла возможность повторить его.
Увы, ее «Мост над бездной» остался неоконченным.
Потому и жизнь ее кажется неоконченной. Внезапно оборвавшейся. Хотя ей уже перевалило за 80. А все равно все знавшие ее ахнули: как? почему? Не возможно поверить..
…Ведь она только что вернулась из вечного города Рима совершенно счастливой. И у нее столько было планов…
3 Comments | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-02-25 19:45
Subject: Телеобзор
Security: Public
Юрий БОГОМОЛОВ
Патриотизм против человечности
Как ни горько признать, но если бы не смерть Алексея Юрьевича Германа, то, глядя в телевизор, можно было бы подумать, что мы живем в мире с отмененными общечеловеческими ценностями.
…Михаил Зеленский скорее прочих конкурентов с других каналов раскрутил трагическую весть о смерти за океаном еще одного российского ребенка, усыновленного американской семьей. Его программа «Прямой эфир» вышла в тот же день. Работа команды журналистов была проделана большая и очень оперативно. Откопали кадры с жестокими экспериментами над человеческой психикой. К делу они не имели ровно никакого отношения, но могли бы иметь, по мнению создателей программы. В студии сидели депутат Екатерина Лахова и несколько инженеров человеческих душ, то бишь – писателей, среди которых эмоциональной активностью выделялась Мария Арбатова. Писатель Юрий Поляков выглядел недоуменным, если не сказать растерянным. Он промолчал почти всю передачу, в конце которой смог только выдавить из себя какую-то канцелярскую фразу о воспитательной роли материнства.
Писательница Арбатова – женщина деловая и патриотичная. Она сразу вернула участников шоу на землю вопросами типа «А состояла ли мама Максима и Кирилла на учете в наркологической клинике?».
Одному человеку на этом шабаше «детолюбия» стало горько и стыдно за своих бесчувственных сограждан. То была представительница госопеки Наталье Владимировна (прошу прощения, фамилии не запомнил). Сдержанная вежливая чиновница взорвалась: «А вам приходилось забирать ребенка из холодного дома, голодного ребенка из собачьей будки, ребенка, который изнасилован собственными родителями, который избит собственными родителями…».
Лахова успела пробормотать: «Это не конкретно». Нашлась Арбатова: «Это не повод продавать их в Америку».
«Америка» здесь – ключевое слово. Из-за Америки – сыр-бор в первую очередь, а не из-за ребенка, которому в собачьей будке было бы гораздо патриотичнее подохнуть.
Конъюнктурный патриотизм мчит впереди элементарной человечности. Мимо ушей оппонентов и студийной массовки летит рассказ Натальи Владимировны о запоях «непутевой биологической мамы». Писатели, депутаты и гости программы, словно не видят, что ни в одном глазу этой мамы нет ни толики боли, ни грана раскаяния – угрюмый взгляд, мертвые слова о том, что если ей вернут второго ребенка, то она вместе со своим сожителем воспитает хорошего человека.
Ей и ее сожителю заплатили за участие в программе 120 000, и они не доехав до дома, где пообещали воспитать «хорошего человека», ушли в запой, в дебош… Дело кончилось скандалом: дебоширов ссадили с поезда и отвезли в милицию.
Знали бы эти «сожители», как они подвели своих благодетелей из ток-шоу «Прямой эфир», как они «обломали кайф» ведущему «Вестей» Дмитрию Киселеву, который с тяжелым сердцем должен был признать, что на биологическую маму надежды нет. И потому ограничился негодованием в адрес Америки с ее многочисленными примерами насилия над детьми, не ведая об убийстве биологическим папой из Владивостока ребенка, мешавшего ему смотреть то ли «Прмой эфир» Михаила Зеленского, то ли «Вести» с Дмитрием Киселевым.
Казенный патриотизм побеждает человечность на всех фронтах – на бытовом, на медийном, на парламентском…
***
Надо было автору «Проверки на дорогах» уйти из жизни в эти дни, чтобы мы сполна прочувствовали глубину моральной пропасти, на краю которой оказались.
...Слава богу, сетки почти всех федеральных каналов оказались переверстаны. Запланированные программы уступили место документальным фильмам о режиссере и его художественным фильмам. На меня же самое сильное впечатление произвел четырехчастевый видеофильм, показанный в воскресение на канале «Культура». То был его монолог об отце – известном писателе Юрии Германе, о друзьях отца, о времени, которое менялось… Там были фрагменты из его снятых фильмов и из того фильма который он снимал без малого 14 лет -- «Трудно быть богом». И как же органично все это сошлось, срослось… Будто смотришь большой многоплановый кинороман со сквозным сюжетом.
Сюжет простой. В двух словах его суть: как пробивалась человечность сквозь бесчеловечный сталинизм, ужасы войны… С какими потерями она выходила из всех исторических переделок и идеологических передряг.
Рассказывая о себе, он все время оглядывается на отца, он помнит все уроки, преподанные ему им. Наверное, самый поучительный – это урок о цене компромисса. Он не устает повторять о масштабе дарования своего отца. Не он первый об этом сказал. Об этом в свое время написал Евгений Шварц в своей «Телефонной книге». Да без подсказок это понятно, если прочитать первые вещи писателя. Впоследствии даровитый прозаик стал жертвой романтических отношений с советской властью, чего не позволил себе кинорежиссер Алексей Герман.
Вся его жизнь стала чередой проверок на дорогах. Одна из самых крамольных сцен в «Проверке на дорогах» -- та, где командир партизанского отряда Локотков не позволил патриотизму взять верх над человечностью; он не взорвал мост с эшелоном оружия, под которым проплывала баржа с военнопленными. Он смотрел через бинокль в глаза обреченным и не мог дать команду на взрыв.
Это было по меркам того времени антипатриотично, поскольку пропустил на линию фронта оружие, которое будет стрелять по своим. Гебист угрожал герою трибуналом. Начальники из Госкино угрожали автору белым билетом на профессию. Оба не уступили.
Не отступили они, хотя бы для того, чтобы мы сегодня почувствовали истинную цену не просто человеческой жизни, но собственно самой человечности на фоне патриотической фальши, что лезла в эти дни из всех щелей аналитических программ.
***
Было и еще одно сильное впечатление на минувшей неделе. Это фильм другого ленфильмовца Ильи Авербаха – «Объяснение в любви». История неловкого интеллигента Филипка, с которой не выдержала сравнения по части достоверности история жизни могучего комдива из «Утомленных солнцем 2», показанной на телеканале «Россия».
Уж не знаю, какая птица долетела до середины этого эпоса…
3 Comments | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-02-04 15:55
Subject: Двойной портрет. Шариков и Бездомный
Security: Public
http://ria.ru/columns/20130201/920761174.html
1 Comment | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-01-28 23:33
Subject: Телеобзор в РГ. Не сокращенный
Security: Public
Теленеделя со мной
Юрий БОГОМОЛОВ
Заставь дураков Высоцкому молиться…
Легенды всегда умирают дважды. Один раз – реально, с кончиной ее носителя, другой – фигурально. И в обоих случаях не всегда – естественной смертью.
***
На прошлой неделе Анатолий Смелянский рассказал поучительную историю о том, как советская власть задушила в объятиях признания Константина Сергеевича Станилавского. На этой – можно было увидеть, как предпринимаются серьезные усилия – девальвировать память о Владимире Высоцком. Посредством зацеловывания.
Особенно расстарался Первый канал. Дважды был показан художественный фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой». К этому – куча документальных лент о нем. В субботу вообще на Первом продыха не было от Владимира Семеновича. С утра пораньше – «Вертикаль», затем – его «Последний поцелуй» с Мариной Влади, потом – документальный «Живой Высоцкий», следом – художественный Высоцкий («Стряпуха»), далее –«Высоцкий. Последний год», и опять «Спасибо, что живой»… И так до полуночи.
Да, чуть не забыл, были еще две гастрономические программы, посвященные памяти артиста и барда. В день его рождения телезрители получили возможность пообедать с Наташей Королевой и с Александром Олешко. Они сочинили свою «Балладу о еде» при участии Ирины Мирошниченко и Никиты Высоцкого. Первая поведала, как Володя приготовил ей однажды стейк с кровью.
Никита же ограничился сообщением, что отец его был неприхотлив в еде, часто довольствовался бутербродами с колбасой.
Королева и вовсе бросила загадочную фразу про колбасу, сказав, что у нее особые с ней взаимоотношения. В тему оказалась песенка Высоцкого про Кука, которого съели аборигены.
Обед выдался на славу. Гости с аппетитом и с любовью к юбиляру откушали. Хотели кушать и съели… Высоцкого. Шутка, в которой все правда.
На следующий день телезрители имели возможность позавтракать во славу Высоцкого с Иваном Ургантом и опять же с Никитой Высоцким в программе «Смак». Еще через день Никита Высоцкий уже сидел напротив Дмитрия Диброва («Кто хочет стать миллионером») в надежде выиграть 3 миллиона рублей под разговоры о папе и о художнственном фильме, который зрители уже посмотрели два раза.
Венцом такого массированного празднования стало шоу Малахова «Сегодня вечером». Как без этого мастера ритуальных услуг?.. Присутствовавший Никита Высоцкий выглядел утомленным и с отсутствующим выражением лица. Его можно понять. Но и нас стоит понять: нас сильно на сей раз перекормили. Нас так не перекармливали в советские времена товарищем Лениным.
***
У советской власти был большой и разнообразный опыт умерщвлениия великих людей и памяти о них. Один из способов – идолизация знатного человека. Горького омертвили при жизни. Маяковского – после смерти. Но чаще та власть удовлетворялась бесхитростным уничтожением человека без права на память о нем. Как это было с Мейерхольдом, с Михоэлсом…
Как это случилось с философом Густавом Шпетом, расстрелянном 75 лет назад. Тоже ведь юбилей – только очень печальный.
…Печальные юбилеи по-своему плодотворны; они позволяют напомнить нынешним бесшабашным функционерам от культуры и не слишком просвещенным парламентариям нашим, что такое высокая культура и органичная интеллигентность.
Документалистка Елена Якович (зрители должны ее помнить по «Прогулкам с Бродским») почти случайно пересеклась с Мариной Густавовной Шторх, дочерью Густава Густавовича Шпета.
Сегодня бы ее отца назвали легендой философии и филологии. И вообще – культуры. И не только – отечественной. Он владел девятнадцатью языками, переводчик Гегеля, друг Качалова, Москвина и других основателей МХТ… Студенческая молодежь того времени его боготворила… Его самая значительная работа «История как проблема логики» -- та, что сегодня представляется насущно актуальной в спорах о прошлом. Особенно в тех спорах, где история рассматривается исключительно как материал для политического пиара.
…И вот нечаянная удача документалиста: встреча в Поленове с Мариной Шторх. Ей 96 лет, но она в добром здравии и в памяти.
Ее память – нечто отдельное в силу своей феноменальности, в чем телезрители имели возможность убедиться, посмотрев фильм Елены Якович «Дочь философа Шпета».
Она все помнит: лица, предметы, обстоятельства, даты… Она с трех лет помнит себя и все, что случилось с ней и с ее родными… Это кино, длинною в два часа и показанное на «Культуре» в течение четыре вечеров, кажется снятым одним планом, перебиваемое изредка иконографикой, редкими видеоиллюстрациями.
Это длинный монолог человека, который смотрит на свою жизнь со стороны, как бы не особенно и переживая… Только дважды замечаешь, как к горлу ее подступает комок, как готовы выступить слезы… Но она справляется с ними непосредственно в кадре усилием воли и продолжает.
Я не плакал; в душе копилась желчь…
…Шпет был в списке неугодных советской власти и лично товарищу Ленину когда-то усердно конспектировавшего Гегеля (по иронии судьбы впоследствии переведенного Шпетом). Он должен был быть вышвырнутым из страны в числе пассажиров «Философского парохода», но ему удалось «откосить», благодаря протекции давнего приятеля, министра культуры Анатолия Луначарского и себе на беду. В 1935-м был арестован и отправлен в другую сторону, в сибирскую глушь, в город Енисейск. Влиятельные московские друзья из лучших побуждений добились его передислокации в университетский город Томск на его же несчастие. В 37-м он был арестован еще раз, но уже «без права переписки», что означало – расстрел.
…Он переводил Гегеля, когда за ним пришли. Соседка успела дать телеграмму жене в Москву: «Нужна шапка» (условная фраза, означавшая -- худшее).
Марине Густавовне потом довелось увидеть арестованные рукописные странички с переведенным Гегелем. Чувство было непередаваемым.
Мне вспомнилась сцена из «Покаяния». Та, что на лесопилке… Опилки казались одушевленными.
***
Тут бы и вспомнить веселую песенку Высоцкого с ее вопросом: «Ну, почему аборигены съели Кука?». И с его исчерпывающим ответом: «Хотели кушать и съели Кука».
2 Comments | Post A Comment | | Link






bogomol37
Date: 2013-01-22 00:43
Subject: Телеобзор в РГ
Security: Public
Вообще, конкуренция на рынке репродукций медиа преступлений сделалась столь высокой, что я бы не удивился, если уже в ближайшем будущем мы не увидим на шоу «Пусть говорят» какой-нибудь уголовный экстремизм в режиме on line. А что дальше? Дальше: заказчиком резонансных кровопролитий станет само ТВ?.. Да оно им практически стало.

http://www.rg.ru/2013/01/22/bogomolov.html
1 Comment | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-01-18 23:32
Subject: "Анна Каренина"
Security: Public
Вот, когда мчишься в поезде, за стеклом солнце, мелькающее сквозь деревья. Оно ведь тоже мчится и не отстает.
"Анна Каренина" не отстает, в чем и убеждаешься, посмотрев ее новую экранизацию.

http://ria.ru/columns/20130118/918748366.html
2 Comments | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-01-14 23:24
Subject: Телеобзор для РГ
Security: Public
Теленеделя со мной
Юрий БОГОМОЛОВ
Новые песни на старый лад
Народ прожил первую трудовую неделю в Новом году, вот уже пошла и вторая, но не все еще информационно-аналитические программы со своими ведущими вернулись в эфир. Иногда создается впечатление, что наши телевизионные оракулы живут по какому-то своему календарю. У некоторых из них все еще каникулы. И продлятся они практически до конца января.
***
Нет, лично я не жалуюсь на отсутствие в эфире таких гуру, как Аркадий Мамонтов, Владимир Соловьев, или Алексей Пушков. По мне бы, пусть бы они отдыхали целый год. Просто догадываюсь, что многим телезрителям хотелось бы послушать этих «начальников транспортных цехов» по вопросам, вызывающим резонанс в обществе. Такие, как новые законодательные инициативы наших парламентариев. Как-то: «закон Познера». Или вот прошелестела весть о грядущем наказании лиц за высказывание ими антипатриотических суждений. Вопрос только в том, каким оно будет: рублевым или тюремным со свойственной нашей пенитенциарной системе скорпионом?
Хорошо, как не дожил до новой правовой нормы Пушкин, обмолвившийся как-то: «Догадал меня черт с умом и талантом родиться в России». Да и Лермонтова ждала бы кара за его двусмысленный стих: «Люблю отчизну я, но странною любовью…». Странность в том, что славе, купленной кровью, предпочитает какое-то колыханье лесов безбрежных, дрожание огней печальных деревень.
Но это ладно, это цветочки; ягодки – вот они:
«Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ».
Это ли не предметно-злобное оскорбление нашего народа, нашей истории, нашей любви к своей Родине?..
…Сомнителен Гоголь с компанией «мертвых душ» и с оседлавшим Русь-тройку коррупционером Чичиковым.
Салтыкову-Щедрину и пожизненного заключения было бы мало. И т.д.
На этом историко-культурном фоне было бы несправедливо не отметить проявления искренних патриотических чувств в праздничном эфире 2012-го года.
Четыре девицы спели на Первом канале: «Танцуй Россия и плачь Европа, а у меня самая красивая… опа!». И для пущей выразительности одобрительно похлопали себя по «опам».
***
Обрушившийся с телеэкранов сель праздничных увеселений поглотил и растворил в себе молодые голоса из проекта «Голос». То, что действительно стало открытием в минувшем году, утонуло в море пошлейшей попсы. На победительницу конкурса «Лучший голос России» Дину Зарипову за минувшие дни и ночи было вылито столько липкой патоки, ее образ был обмазан таким количеством жирного крема, сверху присыпанного сахарной пудрой, что живая миловидная и простодушная девушка с очевидным талантом, на наших глазах превратилась в кондитерское изделие типа торт.
Впереди паровоза, как водится на Первом канале, бежал Малахов со своим услужливым субботним шоу «Сегодня вечером». А за ним и все прочие новогодние увеселения. Ну и, в конце концов, этот праздничный аллюр не смог не сказаться на качестве исполнения. Да и странно было бы, если бы он не сказался. Похоже, что она просто «с листа» спела «жестокий романс» из фильма Эльдара Рязанова «А напоследок я скажу…». Мелькающей мишуры в кадре было много, вихри серпантина, а живого, сердечного проникновения в поэзию Ахмадуллиной и в музыку Петрова не было. «Лучший голос» явил вполне себе заурядный вокал. И винить в этом исполнительницу было бы неверно. Вина на самой телекомпании, которая поспешила со стрижкой купонов с собственной удачи.
Первый канал умеет породить нечто незаурядное, умеет его же и безжалостно погубить.
Боюсь, что к тому дело и идет. Видна тенденция: в бочку дегтя, коей представляется вся попсовая тусня от «фабричных девчонок» и до королей шоубизнеса – Киркорова с Басковым, добавили ложку меда в лице триумфаторов «Голоса». Понятно, что деготь не стал от этого слаще. Да и мед перестал быть съедобным.
Во всех без исключения новогодних шоу, исполненных в формате «Голубой огонек» те, кто пели и говорили со сцены, состязались в фальши с теми, кто их слушал и им аплодировал.
По моему ощущению, больше фальшивили те, кто изображал публику, состоящую из тех артистов, что изображали артистов. То есть, это одни и те же фигуранты. Но на сцене они еще как-то старались, а за столиками явно халтурили: давили из себя смех, улыбки, восторги, изумление, исступление, когда хлопали в ладоши. Ну а как иначе, коли все эти реакции, как правило, снимаются отдельно, уже после того, как были записаны номера. Собственно отдельно записанные реакции – это такая визуальная «фанера».
***
Скрасили на сей раз каникулярное времяпровождение усыновленные нами голливудские картины. Я даже не имею в виду непременных спутников нашего отдыха – «Один дома» и «Один дома 2». Хотя обе картины с их многосемейностью показались сегодня знаменательными. Смею предположить, какое раздражение они вызвали у сторонников самого обсуждаемого в обществе принятого накануне закона. Кто-то из них мог бы заподозрить канал в скрытом антипатриотизме. А кто-то мог разглядеть в счастливой многосемейной американской семье «фигу в кармане».
Если на то пошло дело, то более пристального внимания заслуживает такая рождественская история, как «Турбулентность». Это с точки зрения, предположим, господина Жириновского, циничная пропаганда американского гуманизма.
Они, американцы, видите ли, медлят с выстрелом по самолету, который вот-вот рухнет на город. И делают это по одной единственной причине: там за штурвалом лайнера неумелая бортпроводница. Ей дали шанс, и она им воспользовалась – благополучно посадила самолет. История сказочная. Ну, а какими должны быть рождественские истории?
Еще более сказочная история – «Враг государства» о герое, отважившегося на противостояние государственной машине, которая покусилась на частную жизнь в интересах безопасности частного человека.
Странное дело, но почему-то иные голливудские фильмы воспринимаются как квалифицированные комментарии к нашей повседневной действительности.
3 Comments | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-01-09 15:06
Subject: О Мединском. Текст, исчезнувший с сайта "Новой газеты"
Security: Public
Юрий БОГОМОЛОВ
Министр культуры и культура министра
Кто бы, чтобы ни говорил о Михаиле Швыдком и об Александре Авдееве, предшественниках нынешнего министра культуры Владимира Мединского – они, по крайней мере, отчетливо понимали одну простую вещь: культурой руководить нельзя. Да и невозможно. Стрелки часов мы еще можем двигать взад, вперед, а закатами и восходами солнца не поуправляешь; под них приходится подстраиваться – и нам, простым смертным, и даже министрам.
Господин Мединский этого не понимает. Он льстит себя надеждой, что сможет утилизировать культуру и направить оную в ту сторону, где ее ждет с распростертыми объятиями его начальство.
Встречаем по одежке
У него респектабельный вид. Костюмчики на нем ладно сидят. Говорит складно, предварительно отредактировав в голове фразу. Впечатление производит образованного и вменяемого патриота. Иногда он кажется излишне, до невозможности скромным человеком. Как, например, в разговоре с Владимиром Познером: «Я сам чуть-чуть писатель». И застенчиво потупил взор.
Ну, зачем такое самоуничижение для человека, который выдал на гора с десяток исторических исследований, зарекомендовал себя искусным полемистом в телевизионных ток-шоу типа «Исторический процесс», «Поединок» и успел побаловаться беллетристикой.
Его роман «Стена», имел читательский успех, получил одобрительный отзыв со стороны писателя Виктора Ерофеева… Кто-то отрекомендовал его «новым Пикулем». А один из журналистов взволнованно выкрикнул: «Не уж-то явился русский Дюма!». По логике вещей Дюму теперь следует называть французским Мединским.
И тем не менее…
И, тем не менее, такой большой успешный человек не побоялся признаться в зависти к талантливым людям, а также в некоторых своих слабостях. В частности в том, что ему не дался французский язык, что не умеет рисовать, что не научился играть на фортепьяно… Более того Владимиру Познеру признался, что он и ему завидует. И снова потупил взор.
…Скромен-то он скромен, но на вопрос другого писателя -- Марселя Пруста (озвученного Владимиром Познером): «Если бы вы могли пообщаться с любым из людей, которые когда-либо существовали на Земле, одним, кто бы это был?» ответил просто, не жеманясь: «Христос».
На встрече с учеными НИИ, не жеманясь, заверил их, что он тоже как никак ученый, доктор наук. И жестко посмотрел в зал, поправив очки на переносице.
Парабола карьеры
Он действительно – доктор наук. И при этом дважды.
Парабола его карьеры необычайно извилиста. Вместе с тем неуклонно последовательна: ее кривая идет все выше и выше. И вы-ше-е-е-е…
…Крушение советской власти застало Владимира Ростиславовича на студенческой скамье в МГИМО, где был до геополитической катастрофы избран членом комитета ВЛКСМ института и вступил в ряды КПСС. Факультет, на котором он учился, выпускал специалистов по международной журналистике и информации.
По окончании ВУЗа сумел поработать в пресс-офисе посольства РФ в Вашингтоне, а затем в международных редакциях ТАСС и АПН. К этому времени относится начало его общественно-политической активности. Он становится одним из основателей Ассоциации молодых журналистов «ОКО». При этом пробует себя и на поприще частно-предпринимательской деятельности – основывает рекламное агентство «Корпорация «Я». Не оставлены, впрочем, в это сложное время и научные амбиции: будущий министр успешно заканчивает в 1997-м году аспирантуру при МГИМО, по специальности «политология», которая уже в ближайшем будущем ему очень пригодится.
Но до этого он наберется кое-кого аппаратного опыта, поработав советником по связям с общественностью в налоговой полиции (1998-й), руководителем Управления по связям Министерства по налогам и сборам. Это 1999-й год. И в том же году вступит на стезю партийно-политической деятельности – член Центрального Совета «Отечества» Юрия Лужкова.
Затем ответственные посты в партии «Единая Россия». Партийный лифт придал его возвышению заметное ускорение. И поднял на этаж: «Государственная Дума» четвертого и пятого созывов, где сначала он утвердился в качестве заместителя председателя Комитета по информационной политике (2004-й). И в том же году он уже – заместитель руководителя Центрального исполкома «Единой России» по информационно-аналитической работе. А еще и член президиума генерального совета «Единой России». С ноября 2011-го года он – Председатель Комитета по Культуре.
Важная ступенька, на которой, однако, задержался недолго, поскольку не прошел в Думу шестого созыва.
В начале 2012-го он ушел из Культуры, чтобы через несколько месяцев в нее вернуться, но уже в ранге министра.
Учености плоды
До нового назначения было еще пару важных вех в его биографии: достиг он степеней известных на поприще научной деятельности. В 2009 господин Мединский обрел степень доктора политических наук, а в 2011-м – доктора исторических наук.
…Вообще-то научные степени, присвоенные соискателям после того, как они нагуляли политический вес, всегда подозрительны. Так было при Советах. Так стало в годы, когда снова одна партия привольно обосновалась на всех уступах властной пирамиды. Может быть, не в той степени привольно, как прежде, но, все-таки.
Примечательно в этом отношении его чистосердечное признание в ответ на обличения в плагиате, замеченного в автореферате докторской диссертации:
«Когда я представил автореферат на свою диссертацию, на кафедре посмотрели и сказали, все, что вы написали, не годится. В конце концов, я плюнул, и сказал, напишите сами, что надо. Все эти стандартные формулировки, обороты так ужасно. В результате автореферат был переделан специалистами кафедры как надо, но получилось совершенно неудобоваримое чтиво».
Мало того, что неудобоваримое, так, оказалось, еще и не им самим писанное «чтиво». «Специалисты» сильно подставили будущего министра культуры. Но тут важно другое.
Я представил, если бы я попросил своих коллег написать автореферат за меня. Тут надо было стать либо начальником этих ребят, либо чем-то их заинтересовать. В любом случае, это было бы не совсем честно и отдавало подозрением в коррупционной сделке.
В отношении же собственно научной ценности самой диссертации, которая называлась «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII в.в.», первым настораживающим обстоятельством стало то, что она защищалась в непрофильном для соискателя учреждении – в Российском государственном социальном университете.
Вторым -- научным консультантом был опять же непрофильный академик РАН социолог В. И. Жуков. Это тот самый ученый, который в
речи на конференции, посвященной историческому образованию, заявил, что «настало время реабилитации советского периода истории», и процитировал Оруэлла: «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее», найдя в этом ироническом изречении «сокровенный смысл той миссии, которая возложена на историческое образование».
Заметим еще, что оппонентами соискателя стали историк-американист А. Ю. Борисов, профессор кафедры политологии и социологии РГСУ Б. К. Гасанов и специалист по эпохе русской революции В. М. Лавров. И все как на подбор непрофильные мужи.
Потому не такой уж и неожиданностью выглядело, когда за едва обнародованными трудами доктора потянулся хвост резких критических недоумений. И среди них упреки в плагиате оказались не самыми тяжелыми и обидными.
Гораздо серьезнее вот эта, например, претензия. Специалист по истории России XVII века Алексей Лобин, посчитал, что «мы имеем не научное исследование, а некий наукообразный суррогат на уровне курсовой (правда, весьма объемной) студента 1-го или 2-го курса. В основе диссертации лежит не современная методика, отличающаяся новизной, а полное незнание. Незнание реалий эпохи, незнание основ социально-экономического положения, незнание внешней политики Российского государства».
Далее приводятся многочисленные примеры ляпов, пренебрежения историческими фактами, игнорирования достоверных источников.
Еще более острой была реакция на его же книгу «Война». Рецензия, написанная историком Алексеем Исаевым, называлась «Три «А». Имелось в виду, что научное исследование автора опирается на три основания -- Агитпроп, Ахинею и Алогичность».
Историк Никита Соколов: «С точки зрения профессиональной истории, то, что он (Мединский – Ю.Б.) пишет, — это чистое мошенничество».
Дальше не стану отнимать у читателя время, иллюстрируя примерами всех трех «А». Их легко найти в Интернете. Позволю предложить свое объяснение коллизии.
Обнаруженные ляпы – вовсе не ляпы, не ошибки, не невежество; это его принцип, который предполагает совершенно иной подход к описанию и объяснению нашего прошлого. И он его не редко прокламировал.
Так говорил Мединский…
Он ведь не однажды откровенничал, что считает себя в первую очередь пропагандистом, профессиональным пиарщиком, а историческая фактура, получается, ему надобна как материал. И в той же беседе с Владимиром Познером заверил телезрителей: «Я пишу не столько о том, что было или не было на самом деле, а о том, что мы думаем об этом и как это представление влияет на наше мировоззрение и поведение».
А еще прежде, до того, как остепенился, сделал несколько более шокирующих признаний:
"Факты сами по себе значат не очень много. Скажу еще грубее: в деле исторической мифологии они вообще ничего не значат. Все начинается не с фактов, а с интерпретаций. Если вы любите свою родину, свой народ, то история, которую вы будете писать, будет всегда позитивна…
…Я не являюсь ученым-историком, моя специализация иная, она закреплена в ученой степени доктора политических наук и практического специалиста по пиару и пропаганде. Если вы наивно считаете, что факты в истории главное, то откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания. (По себе господин Мединский, что ли судит? – Ю.Б.). Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда…
…Имея под рукой такую колотушку как телевидение, можно не самые убедительные выводы вколотить в головы, опустошенные сериалами, танцами на льду и прочей дребеденью".
Другой известный пропагандист высказывался на эту тему более сдержанно и туманно:
«Культурное государство должно обладать мужеством, чтобы с помощью регулярной поддержки искусства пролагать ему путь. Поэтому издавна было принято не предоставлять художника самому себе, а вмешиваться в производство продуктов художественной деятельности. И тем самым, обеспечивать художникам и искусствам материальную помощь, создавая им возможность достижения их идеальных целей» (Иозеф Геббельс. Из речи на собрании немецких кинематографистов в 1933-м году).
О «колотушке» применительно к киноискусству, к театру или к истории у этого министра пропаганды ни звука.
***
Впрочем, и агитпроповец Мединский в качестве министра уже не позволяет себе былых грубостей и откровений.
На публике почти не позволяет. От него уже не услышишь: «Сталин знал толк в идеологии и промывании мозгов. Сейчас все пущено на самотек, и КПД, естественно, ниже плинтуса».
Хотя один раз он, все-таки, сорвался. Это случилось на расширенном ученом совете Научно-исследовательского Института Искусствознания. Именно там, столкнувшись с непочтительным к себе отношением, он позволил себе пугнуть ученых 43-им годом. Они не испугались. Он покинул собрание с видом оскорбленной начальственной невинности.
Блицкриг в деле разгрома отечественного искусствоведения не удался.
Начинается, как я понимаю, ползучая фаза подавления взбунтовавшихся искусствоведов. Из министерства в институт спущен вместе со штатной единицей новый заместитель (в качестве комиссара?), заявивший с порога, что в искусствоведении он ничего не понимает и понимать не намерен.
Все так поняли, что заниматься он будет финансами, пропагандой и… искусствоведами.
…С одним из пермских журналистов Мединский, уже будучи в чине министра, поделился своим «субъективным метод оценки художественных произведений».
Он сказал: «Я просто задаюсь вопросом: «А я смогу так сделать или нет?». Сыграть, например, три аккорда — смогу. А вот сочинить песню «Yesterday” - уже не смогу. Намалевать что-то ярко абстрактное, может, и сподоболюсь. А вот пейзаж акварелью - это вряд ли. Этим и отличается искусство, пусть даже и массовое, от ремесленничества».
Вот и я задаюсь простым вопросом: «А может ли человек с такой научной репутацией в среде историков, с таким уровнем компетенции в сфере культуры, а также «в области балета», то бишь – искусства, и с такими пропагандистскими атавизмами и рефлексами быть министром культуры?
И это вопрос не к министру, не к премьеру, и не к президенту. Это вопрос, прежде всего, к нам, к тем, кто, так или иначе, причастен к художественному творчеству.
P.S.
…Перед новогодними вакациями министр сообщил в прессе, что, руководя культурой, перенапрягся: не видит семьи, не видит детей, мало спит и неправильно ест, отчего сильно поправился и отправляется в Сочи бороться с лишним весом, катаясь на лыжах.
20 Comments | Post A Comment | | Link



bogomol37
Date: 2013-01-09 15:01
Subject: Мединский. Сначала текст в усеченном виде провисел некоторое время на сайте "Новой газеты", а затем
Security: Public
Юрий БОГОМОЛОВ
Министр культуры и культура министра
Кто бы, чтобы ни говорил о Михаиле Швыдком и об Александре Авдееве, предшественниках нынешнего министра культуры Владимира Мединского – они, по крайней мере, отчетливо понимали одну простую вещь: культурой руководить нельзя. Да и невозможно. Стрелки часов мы еще можем двигать взад, вперед, а закатами и восходами солнца не поуправляешь; под них приходится подстраиваться – и нам, простым смертным, и даже министрам.
Господин Мединский этого не понимает. Он льстит себя надеждой, что сможет утилизировать культуру и направить оную в ту сторону, где ее ждет с распростертыми объятиями его начальство.
Встречаем по одежке
У него респектабельный вид. Костюмчики на нем ладно сидят. Говорит складно, предварительно отредактировав в голове фразу. Впечатление производит образованного и вменяемого патриота. Иногда он кажется излишне, до невозможности скромным человеком. Как, например, в разговоре с Владимиром Познером: «Я сам чуть-чуть писатель». И застенчиво потупил взор.
Ну, зачем такое самоуничижение для человека, который выдал на гора с десяток исторических исследований, зарекомендовал себя искусным полемистом в телевизионных ток-шоу типа «Исторический процесс», «Поединок» и успел побаловаться беллетристикой.
Его роман «Стена», имел читательский успех, получил одобрительный отзыв со стороны писателя Виктора Ерофеева… Кто-то отрекомендовал его «новым Пикулем». А один из журналистов взволнованно выкрикнул: «Не уж-то явился русский Дюма!». По логике вещей Дюму теперь следует называть французским Мединским.
И тем не менее…
И, тем не менее, такой большой успешный человек не побоялся признаться в зависти к талантливым людям, а также в некоторых своих слабостях. В частности в том, что ему не дался французский язык, что не умеет рисовать, что не научился играть на фортепьяно… Более того Владимиру Познеру признался, что он и ему завидует. И снова потупил взор.
…Скромен-то он скромен, но на вопрос другого писателя -- Марселя Пруста (озвученного Владимиром Познером): «Если бы вы могли пообщаться с любым из людей, которые когда-либо существовали на Земле, одним, кто бы это был?» ответил просто, не жеманясь: «Христос».
На встрече с учеными НИИ, не жеманясь, заверил их, что он тоже как никак ученый, доктор наук. И жестко посмотрел в зал, поправив очки на переносице.
Парабола карьеры
Он действительно – доктор наук. И при этом дважды.
Парабола его карьеры необычайно извилиста. Вместе с тем неуклонно последовательна: ее кривая идет все выше и выше. И вы-ше-е-е-е…
…Крушение советской власти застало Владимира Ростиславовича на студенческой скамье в МГИМО, где был до геополитической катастрофы избран членом комитета ВЛКСМ института и вступил в ряды КПСС. Факультет, на котором он учился, выпускал специалистов по международной журналистике и информации.
По окончании ВУЗа сумел поработать в пресс-офисе посольства РФ в Вашингтоне, а затем в международных редакциях ТАСС и АПН. К этому времени относится начало его общественно-политической активности. Он становится одним из основателей Ассоциации молодых журналистов «ОКО». При этом пробует себя и на поприще частно-предпринимательской деятельности – основывает рекламное агентство «Корпорация «Я». Не оставлены, впрочем, в это сложное время и научные амбиции: будущий министр успешно заканчивает в 1997-м году аспирантуру при МГИМО, по специальности «политология», которая уже в ближайшем будущем ему очень пригодится.
Но до этого он наберется кое-кого аппаратного опыта, поработав советником по связям с общественностью в налоговой полиции (1998-й), руководителем Управления по связям Министерства по налогам и сборам. Это 1999-й год. И в том же году вступит на стезю партийно-политической деятельности – член Центрального Совета «Отечества» Юрия Лужкова.
Затем ответственные посты в партии «Единая Россия». Партийный лифт придал его возвышению заметное ускорение. И поднял на этаж: «Государственная Дума» четвертого и пятого созывов, где сначала он утвердился в качестве заместителя председателя Комитета по информационной политике (2004-й). И в том же году он уже – заместитель руководителя Центрального исполкома «Единой России» по информационно-аналитической работе. А еще и член президиума генерального совета «Единой России». С ноября 2011-го года он – Председатель Комитета по Культуре.
Важная ступенька, на которой, однако, задержался недолго, поскольку не прошел в Думу шестого созыва.
В начале 2012-го он ушел из Культуры, чтобы через несколько месяцев в нее вернуться, но уже в ранге министра.
Учености плоды
До нового назначения было еще пару важных вех в его биографии: достиг он степеней известных на поприще научной деятельности. В 2009 господин Мединский обрел степень доктора политических наук, а в 2011-м – доктора исторических наук.
…Вообще-то научные степени, присвоенные соискателям после того, как они нагуляли политический вес, всегда подозрительны. Так было при Советах. Так стало в годы, когда снова одна партия привольно обосновалась на всех уступах властной пирамиды. Может быть, не в той степени привольно, как прежде, но, все-таки.
Примечательно в этом отношении его чистосердечное признание в ответ на обличения в плагиате, замеченного в автореферате докторской диссертации:
«Когда я представил автореферат на свою диссертацию, на кафедре посмотрели и сказали, все, что вы написали, не годится. В конце концов, я плюнул, и сказал, напишите сами, что надо. Все эти стандартные формулировки, обороты так ужасно. В результате автореферат был переделан специалистами кафедры как надо, но получилось совершенно неудобоваримое чтиво».
Мало того, что неудобоваримое, так, оказалось, еще и не им самим писанное «чтиво». «Специалисты» сильно подставили будущего министра культуры. Но тут важно другое.
Я представил, если бы я попросил своих коллег написать автореферат за меня. Тут надо было стать либо начальником этих ребят, либо чем-то их заинтересовать. В любом случае, это было бы не совсем честно и отдавало подозрением в коррупционной сделке.
В отношении же собственно научной ценности самой диссертации, которая называлась «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII в.в.», первым настораживающим обстоятельством стало то, что она защищалась в непрофильном для соискателя учреждении – в Российском государственном социальном университете.
Вторым -- научным консультантом был опять же непрофильный академик РАН социолог В. И. Жуков. Это тот самый ученый, который в
речи на конференции, посвященной историческому образованию, заявил, что «настало время реабилитации советского периода истории», и процитировал Оруэлла: «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее», найдя в этом ироническом изречении «сокровенный смысл той миссии, которая возложена на историческое образование».
Заметим еще, что оппонентами соискателя стали историк-американист А. Ю. Борисов, профессор кафедры политологии и социологии РГСУ Б. К. Гасанов и специалист по эпохе русской революции В. М. Лавров. И все как на подбор непрофильные мужи.
Потому не такой уж и неожиданностью выглядело, когда за едва обнародованными трудами доктора потянулся хвост резких критических недоумений. И среди них упреки в плагиате оказались не самыми тяжелыми и обидными.
Гораздо серьезнее вот эта, например, претензия. Специалист по истории России XVII века Алексей Лобин, посчитал, что «мы имеем не научное исследование, а некий наукообразный суррогат на уровне курсовой (правда, весьма объемной) студента 1-го или 2-го курса. В основе диссертации лежит не современная методика, отличающаяся новизной, а полное незнание. Незнание реалий эпохи, незнание основ социально-экономического положения, незнание внешней политики Российского государства».
Далее приводятся многочисленные примеры ляпов, пренебрежения историческими фактами, игнорирования достоверных источников.
Еще более острой была реакция на его же книгу «Война». Рецензия, написанная историком Алексеем Исаевым, называлась «Три «А». Имелось в виду, что научное исследование автора опирается на три основания -- Агитпроп, Ахинею и Алогичность».
Историк Никита Соколов: «С точки зрения профессиональной истории, то, что он (Мединский – Ю.Б.) пишет, — это чистое мошенничество».
Дальше не стану отнимать у читателя время, иллюстрируя примерами всех трех «А». Их легко найти в Интернете. Позволю предложить свое объяснение коллизии.
Обнаруженные ляпы – вовсе не ляпы, не ошибки, не невежество; это его принцип, который предполагает совершенно иной подход к описанию и объяснению нашего прошлого. И он его не редко прокламировал.
Так говорил Мединский…
Он ведь не однажды откровенничал, что считает себя в первую очередь пропагандистом, профессиональным пиарщиком, а историческая фактура, получается, ему надобна как материал. И в той же беседе с Владимиром Познером заверил телезрителей: «Я пишу не столько о том, что было или не было на самом деле, а о том, что мы думаем об этом и как это представление влияет на наше мировоззрение и поведение».
А еще прежде, до того, как остепенился, сделал несколько более шокирующих признаний:
"Факты сами по себе значат не очень много. Скажу еще грубее: в деле исторической мифологии они вообще ничего не значат. Все начинается не с фактов, а с интерпретаций. Если вы любите свою родину, свой народ, то история, которую вы будете писать, будет всегда позитивна…
…Я не являюсь ученым-историком, моя специализация иная, она закреплена в ученой степени доктора политических наук и практического специалиста по пиару и пропаганде. Если вы наивно считаете, что факты в истории главное, то откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания. (По себе господин Мединский, что ли судит? – Ю.Б.). Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда…
…Имея под рукой такую колотушку как телевидение, можно не самые убедительные выводы вколотить в головы, опустошенные сериалами, танцами на льду и прочей дребеденью".
Другой известный пропагандист высказывался на эту тему более сдержанно и туманно:
«Культурное государство должно обладать мужеством, чтобы с помощью регулярной поддержки искусства пролагать ему путь. Поэтому издавна было принято не предоставлять художника самому себе, а вмешиваться в производство продуктов художественной деятельности. И тем самым, обеспечивать художникам и искусствам материальную помощь, создавая им возможность достижения их идеальных целей» (Иозеф Геббельс. Из речи на собрании немецких кинематографистов в 1933-м году).
О «колотушке» применительно к киноискусству, к театру или к истории у этого министра пропаганды ни звука.
***
Впрочем, и агитпроповец Мединский в качестве министра уже не позволяет себе былых грубостей и откровений.
На публике почти не позволяет. От него уже не услышишь: «Сталин знал толк в идеологии и промывании мозгов. Сейчас все пущено на самотек, и КПД, естественно, ниже плинтуса».
Хотя один раз он, все-таки, сорвался. Это случилось на расширенном ученом совете Научно-исследовательского Института Искусствознания. Именно там, столкнувшись с непочтительным к себе отношением, он позволил себе пугнуть ученых 43-им годом. Они не испугались. Он покинул собрание с видом оскорбленной начальственной невинности.
Блицкриг в деле разгрома отечественного искусствоведения не удался.
Начинается, как я понимаю, ползучая фаза подавления взбунтовавшихся искусствоведов. Из министерства в институт спущен вместе со штатной единицей новый заместитель (в качестве комиссара?), заявивший с порога, что в искусствоведении он ничего не понимает и понимать не намерен.
Все так поняли, что заниматься он будет финансами, пропагандой и… искусствоведами.
…С одним из пермских журналистов Мединский, уже будучи в чине министра, поделился своим «субъективным метод оценки художественных произведений».
Он сказал: «Я просто задаюсь вопросом: «А я смогу так сделать или нет?». Сыграть, например, три аккорда — смогу. А вот сочинить песню «Yesterday” - уже не смогу. Намалевать что-то ярко абстрактное, может, и сподоболюсь. А вот пейзаж акварелью - это вряд ли. Этим и отличается искусство, пусть даже и массовое, от ремесленничества».
Вот и я задаюсь простым вопросом: «А может ли человек с такой научной репутацией в среде историков, с таким уровнем компетенции в сфере культуры, а также «в области балета», то бишь – искусства, и с такими пропагандистскими атавизмами и рефлексами быть министром культуры?
И это вопрос не к министру, не к премьеру, и не к президенту. Это вопрос, прежде всего, к нам, к тем, кто, так или иначе, причастен к художественному творчеству.
P.S.
…Перед новогодними вакациями министр сообщил в прессе, что, руководя культурой, перенапрягся: не видит семьи, не видит детей, мало спит и неправильно ест, отчего сильно поправился и отправляется в Сочи бороться с лишним весом, катаясь на лыжах.
Post A Comment | | Link






browse
my journal
July 2013